Опыт расширения сознания и вопрос о возможности влияния на судьбы других людей

W138Никогда не знаешь, чем закончится сеанс взаимодействия с мастерами Дао. Иногда накрывает бесконечная радость. Порой просто устраняются симптомы болезни, которая беспокоит в момент контакта, например, за час работы мастера Дао исцеляются простуда или острые проявления гастрита. Но иногда случается нечто такое, чему сложно подобрать название. Например, меняется судьба, завершается один этап жизни и начинается другой – когда совершенно не ждёшь.

Мне посчастливилось более 50 раз побывать на сеансах мастера Лу Годзюань, которая несколько лет приезжала в Нижний Новгород по личному приглашению моего духовного наставника. Мастер Лу – наследница трёх традиций, даосской, конфуцианской и буддийской. Она обладает редкой квалификацией – храмовый мастер. Это специалист, который лечит буддийских монахов и чистит храмовое пространство закрытых буддийских монастырей. Строго говоря, социальный и энергетический статус храмового мастера выше, чем статус самих буддийских монахов. Ведь чтобы исцелять энергетически мощных людей, нужно обладать ещё большей мощностью!

Однажды мастер Цзи, размышляя о монашеском пути, заметил, что жизнь монахов буддийских и даосских монастырей – это просто форма существования и, выражаясь мирским языком, такая профессия. «Монахи – это люди, которые ещё не определились с выбором, — сказал мой духовный учитель, — те, кто постиг смысл существования, принимают решение – уйти из мира навеки или вернуться в мир. Монастырь – это место, где можно совершенствоваться, пока решение не принято». С точки зрения моего мастера, жить в обществе – гораздо сложнее, чем в условиях изоляции от проблем и суеты социума. Наблюдая за подвижнической деятельностью самого Цзи Сяогана, я нисколько не сомневаюсь в справедливости его позиции. Но сейчас не об этом.

Однажды после сеанса взаимодействия с мастером Лу Годзюань меня накрыло странное состояние. Движения замедлились, речь стала тихой и будто бы заторможенной. При этом активность мозга оставалась предельно высокой, всё происходящее вокруг осознавалось с максимальной чёткостью. Мастер пригласил меня в чайную комнату и угостил коллекционным пуэром. После энергетических воздействий чувствительность обостряется, и вкус чая кажется необыкновенно ярким и выразительным. Сорта чая, которыми мастер угощал на чайных церемониях, кажутся новыми и вызывают бурю эмоций. Вот и в этот раз пуэр показался необыкновенно изысканным. Я хотела задать наставнику приготовленные заранее вопросы, но язык не шевелился, хотелось упасть на чайный столик и не двигаться. «Прекрасное состояние, Лиза! Ты чувствуешь тишину внутри?» — спросил Сяоган. Я даже ответить толком не смогла. Два глотка чая – это содержимое мизерной китайской пиалки, это всё, что я смогла сделать. Мастер продолжил: «Это и есть даосский уровень. Внутри всё ровно. Тебе не хочется никуда идти, не хочется ничего делать, а главное – в этом состоянии тебе уже ничего не нужно, кроме самого этого состояния абсолютного покоя. Тебя не волнуют ни наряды, ни доходы, не отношения с близкими людьми». Мастер как будто читал мои мысли. Всё, чего я хотела в тот момент – лечь в углу чайной комнаты и лежать неподвижно, пока желание двигаться само не вернётся. «У тебя в сознании осталась граница, которая не позволяет достичь края космоса. Её нужно убрать» — спокойным ровным голосом сказал мастер, и я уловила в этой фразе приглашение к очередной практике. Всё дальнейшее оказалось коротким и точным, как выстрел, переворотом моей биографии.

Саму технику расширения сознания, которой обучил меня мастер, я пока не буду описывать. На то есть у меня веское основание, о котором я скажу чуть позже. Скажу лишь, что задача сводилась к «растяжения» излучений мозга до предела, то есть, как сказал мастер, до границ космоса, и когда расширение становилось максимальным, естественным образом запускался обратный процесс – процесс «сжатия», энергия стремительно мчалась назад, будто какой-то насос внутри моего мозга втягивал её с неимоверной, неведомой на Земле мощностью.

Смысл расширения сознания – сознавание себя частицей Вселенной, связанной со всем сущим и несущей ответственность за судьбу мироздания. Результат – понимание, что ты – центр космоса, но это озарение не позволяет гордыне разрушить твой дух, потому что такая позиция не порождает ложное величие, но даёт толчок к осмыслению твоей новой значимости.

Несколько повторов раскачали энергетический маятник, пружина сознания то растягивалась усилием воли, то сама собой сжималась. Когда первые шаги в обретении нового навыка стали более уверенными, мастер дал задание – дотронуться сознанием до известных объектов, и моё сознание сначала нащупало в пространстве ребёнка, потом – мастера Лу Годзюань. Наконец, наставник попросил прикоснуться сознанием к нему и радостно резюмировал: «Ну вот, у тебя отлично получается!»

На этом первый урок по расширению сознания закончился, и мне было рекомендовано совершенствовать новый навык. Чтобы мотивировать меня к быстрому развитию, учитель наметил перспективы: «Когда ты научишься ясно и чётко видеть разные объекты на расстоянии, ты сможешь управлять событиями». Я нашла в пространстве подругу, с которой мы планировали встретиться в кафе, и увидела, что она суетится на кухне. Сразу догадалась, что её муж собирается прийти на обед домой, и в кафе мы уже не пойдём. «И что же, мастер, получается, если бы я захотела изменить события, исходя исключительно из эгоистических соображений, я бы могла сделать так, что подруга не приготовила мужу обед?» — искренне удивилась я. «Конечно!» — ответил мастер. И это удивило ещё больше!

«Мастер, а это вообще нормально, что я получаю инструкцию, как влезть в чужую личную жизнь и всё устроить так, как мне надо?» — я была вне себя от нахлынувших чувств. «А ты думаешь, что на твою подругу никто, кроме тебя, не влияет? Если бы ты знала, кто и как может влиять на людей, твоё вмешательство тебе показалось бы высшим благом!» — парировал наставник. Дискуссия о гуманности вторжения в энергоинформационное пространство людей, которые не делегировали тебе это право, была завершена.

Я осталась наедине со своими мыслями, в благостной пустоте, заполненной до предела. Всё — и ничего, полное отсутствие мыслей и максимальная наполненность идеями – это ровный инь-ян, означающий Дао. В этом состоянии я осознала, насколько мощный инструмент – даосские практики, и какая ответственность ложится на человека, которому доверено это сакральное знание.

Неверно было бы полагать, что Сяоган учит меня манипулировать людьми по своему усмотрению. Совершенно некорректно с точки зрения экологии энергоинформационного пространства посягать на чужую территорию. Однако возможность влиять на судьбы людей не так фантастична, как может показаться. И простота овладения этой техникой поражает воображение! Именно столкнувшись с этическим выбором — влиять или не влиять, осознаёшь всю степень ответственности за жизнь окружающих людей, как ни патетично это звучит, и необходимости предельной духовной чистоты, чтобы не впасть в искушение на кого-то повлиять, исходя из личных интересов.

Как же сделать правильный выбор: когда посягать на чужую судьбу, а когда усилием воли следует воздержаться от соблазна применить уникальные знания и опыт? Даосское учение предлагает простой критерий. Высшая цель даосских практик – следование принципу Zi Ran, то есть, естественности как вселенской гармонии. Zi Ran – соблюдение высших законов, основанных на благе всех и каждого, каждого и всех, то есть, благе системы, а не благе одного, ценой попрания блага других. Если человек откланяется от естественности, наставить его на путь, ведущий к Zi Ran – это помощь в следовании Пути. И только абсолютное знание всех законов Вселенной позволяет мастеру Дао вмешиваться в ход событий.

Если естественное течение событий будет нарушено, а вторжение нанесёт вред экологии энергоинформационного пространства, произойдёт «событийный сдвиг», который может сказаться на судьбе нескольких поколений потомков. Небольшое и вполне невинное вмешательство «здесь и сейчас» может иметь непредсказуемый резонанс в будущем. Но никто из тех, кто жаждет счастья для себя любой ценой, об этом не задумывается.

Теперь позволю себе вернуться к тому, с чего начала. Мастер Лу – уникальный специалист, который работает на уровне Духа и меняет судьбы людей, пребывая в статусе храмового мастера. Ежедневная работа с энергией и соблюдение чистоты духа – это «гигиена» её сознания. А что происходит с теми, кто далёк от даосской древней науки? Многие жаждут научиться манипуляциям ради построения карьеры и личной жизни. Некоторые женщины считают великим достоинством искусство влияния на мужчин и возводят стервозность в культ. «Мужчина – голова, женщина – шея» — это ли не покушение на энергоинформационное пространство другого человека? Обучают ли апологеты манипуляций законам экологии ноосферы? Думаю, что нет. Обладают ли манипуляторы пассионарным сознанием, высокой степенью осознанности и готовностью нести ответственность за каждое вмешательство в судьбу ближнего? Вряд ли! На мой взгляд, больше всего жаждут власти над людьми те, кто замкнут в пространстве узкого сознания и низменных ценностей.

Проблема кажется мне актуальной и предельно острой, потому что я как автор тренингов часто сталкиваюсь с предложениями коллег научить своих последовательниц искусству повелевать мужчинами, управлять событиями жизни, своей и чужой, при помощи магических ритуалов, иначе говоря, осуществлять кипучую деятельность – исключительно «по желанию заказчика». И никто ни слова не говорит о побочных эффектах такой бездумной, точнее, безумной инициативы.

В тишине обретённого равновесия спрашиваю у пространства: что делать? В ответ – молчание…

Автор: Лиза Питеркина

Поделитесь в
Размещено в Uncategorised.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *