Чай не пьёшь — какая сила?

Слово «чаепитие» всегда ассоциировалось у меня с детством, когда семья Питеркиных, бабушка и её сестра с детьми и внуками, воссоединялась за одним столом на даче. Запах смородинового листа, самовар с трубой, ключевая вода. Чай объединял нас и делал сильнее. Понятно, что не только сам напиток так наполнял, а чувство родства, единства и взаимной опоры. Старшие представители нашего рода давно ушли из жизни, и вместе с ними ушла особая культура семейного чаепития, точнее, родового единения. Об утраченном счастье я тоскую.

Однако, как всегда бывает, баланс потерь и приобретений восстанавливается со временем. Важно только осознавать, что именно жизнь предлагает взамен, и не отвергать дары. Удивительным даром судьбы оказалась совершенно другая чайная традиция. Я даже не сразу поняла, как совершенно не родной феномен китайской чайной церемонии может стать заменой уютному семейному кругу у самовара. Мне понадобилось почти 5 лет, чтобы осознать, какой дар уготовила мне мудрая судьба.

Одна из первых китайских чайных церемоний в исполнении гранд-мастера Цзи Сяогана показалась мне очень весёлой затеей. Мы дегустировали изысканные сорта – янча (утёсный чай) и улуны, когда неожиданно возникло очень странное состояние радости. Вспомнились домашние застолья с родственниками, расслабленность, вызванная лёгким вином, и ощущение парения души. Абсолютно точно – Мастер чайной церемонии ничего, кроме сухих чайных листьев, в заварочный чайник не добавлял, все присутствующие это видели! Но почему чай вдруг стал таким расслабляющим и пьянящим – в голове совершенно не укладывалось. Сознание категорически не находило в своих архивах никаких аналогий, чтобы связать причины и следствия. Ничего подобного ни у кого из присутствующих в опыте не было. Совершенно захмелев, я позволила себе шутку на грани корректности: «Мастер, а вот мы, россияне, когда выпиваем и расслабляемся, начинаем петь застольные песни. А в Китае что делают, когда напьются… чая?» Гости чайной церемонии поддержали меня добрыми улыбками, а одна знакомая после мероприятия подошла со словами: «Хорошо, что ты выразила свои ощущения! Я начала думать, что со мной что-то не так, когда почувствовала что-то типа опьянения». Оказалось, что нечто подобное переживали все гости мероприятия. Конечно, это состояние имело не столь заметное сходство с алкогольным опьянением. Однако было совершенно очевидно, что чай – необычный, а результат чаепития – наполненность энергией, приятное расслабление и желание духовно воспарить над суетой. Уточню: это был настоящий китайский чай, сухой лист растения камелия китайская, ничего больше. Вода была тоже без примесей, родниковая, промышленного производства, из бутылки. Значит, магия была в чём-то другом!

Шокирующий эффект довершил ещё один хитрый ход гранд-мастера. Цзи Сяоган подарил каждому гостю по пакетику того же сорта чая, который был заварен на дегустации. Насыпал сам из того же самого пакета в маленькие полиэтиленовые пакетики. Каждый листочек чая был виден всем присутствующим. Но когда мы попробовали повторить «китайский эффект» у себя дома, разочарование было просто космическим: чайный напиток в домашнем исполнении был прозаическим, даже невкусным.

Позже я не один раз наблюдала этот удивительный контраст: невероятное ощущение энергетической наполненности во время чайной церемонии – и полное чайное фиаско дома. Разумеется, не все сорта китайского чая обладают таким свойством – раскрываться только в руках знатока. В специализированных магазинах продаётся множество сортов, не требующих высшего уровня владения мастерством заваривания. Тем не менее, соприкосновение с самыми тонкими и изысканными, самыми дорогими коллекционными образцами «волшебных» листьев, прошедших через руки чайных мастеров, требует, как ни парадоксально, особой степени осознанности и особого состояния сознания. Просто так свои необыкновенные свойства они не открывают.

Об этом загадочном эффекте я не знала. Задолго до встречи с необычным китайским доктором и гранд-мастером Дао я уже была знакома с многообразием ассортимента магазинов китайского чая. Но мне бы в голову не пришло, что сорта, которые я давно знаю, могут обладать другим вкусом, другим запахом и даже некими неведомыми мне и необъяснимыми свойствами. Чай не раскрывался в моих руках!

Поскольку Мастер Цзи предложил мне стать его ученицей, обучение мастерству чайной церемонии стало вполне логичным. Но возможность для принятия этого знания, а именно – готовность сознания к восприятию, случилась только на пятом году обучения. Раньше мой мозг просто не смог бы вместить и осилить всю глубину этого древнего сакрального знания.

Передать читателю секреты гунфу ча, как называют китайцы высшее мастерство чайной церемонии, невозможно. И не только потому, что это знание передаётся только лично от Мастера к ученику и считается поистине сакральным. Тонкость искусства заваривания чая заключается в том, что Мастер работает с энергией. Цзи Сяоган часто повторяет эту фразу: «Не важно, где. Не важно, когда. Важно, как» А применительно к чайной церемонии, делает ещё одну ремарку: «Важно, с кем ты пьёшь чай». У каждого человека есть своё энергетическое поле, и оно влияет на общее поле чайной церемонии. Задача Мастера – гармонизировать поле собравшихся гостей и в этом поле передать чаю особый вид энергии.

Гранд-мастера внутренних школ Дао используют понятие «юань цзи». Об этом явлении почти нет информации в источниках на русском языке. Чаще упоминается термин «юань ци», который обозначает «изначальную пневму», первичную энергию, «субстанцию мироздания». В боевых искусствах внутреннего стиля работа с юань ци считается самым важным навыком и называется «нейгун», то есть, «внутренняя работа». Мало кто знает, что и настоящее гунфу ча основано на внутренней работе и умении использовать юань ци. Юань Цзи – это источник, энергию которого транслируют китайские мастера внутренних школ.

К сожалению и к счастью, невозможно дать пошаговую инструкцию соединения с Юань Цзи. Этот уровень достигается в процессе развития чувствительности под руководством гранд-мастеров, исключительно в процессе долгосрочного и регулярного личного контакта. Я очень счастлива, что мне выпала честь стать преемницей Мастера Цзи и начать обучение практикам внутреннего стиля и мастерству гунфу ча.

Почему это так важно для меня? Всем известна шутка: «Чай не пьёшь – какая сила? Чай попил – совсем ослаб!» Теперь я вижу в ней глубинную народную мудрость, сближающую культуру российского чаепития с китайской чайной церемонией. Собираясь за одним столом вокруг чая, мы получаем силу. Это сила растения, помноженная на силу наших предков. Это соединение с мощным эгрегором – духовным источником, на который опирается род или объединение близких людей. Гунфу ча позволяет мне вновь обрести утраченное чувство единения. Теперь я чувствую за своей спиной не только ушедших предков, но и целую Вселенную, огромное энергоинформационное пространство, питающее меня жизнетворящей энергией.

И сейчас, заливая кипяток в маленький чайник из исиньской пурпурной глины, я мысленно повторяю: «Да пребудет с нами сила! Да пребудет с нами чай!»

Если вы хотите причаститься к этой уникальной культуре, можно начать изучение секретов чайной церемонии с первых уроков, которые преподал зрителям программы «Путь к женскому счастью» чайный мастер России №1, основатель крупнейшей школы чайных мастеров Сергей Андреев.

 

circle1

Лиза Питеркина

писатель, филолог,

ученица китайского мастера Дао Цзи Сяогана

 

 

Поделитесь в
Размещено в Uncategorised.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *